Яндекс.Метрика

КАНОНЫ ЧАСТЬ II-ПРИМЕЧАНИЯ

ЧАСТЬ II

КЛАССИЧЕСКИЕ КАНОНЫ

В этом разделе сборника собраны произведения, относящиеся к достаточно продолжительному историческому периоду в развитии музыки – от 15 до 20 в.

Материал, представленный здесь, расположен в хронологическом порядке, что позволяет ученикам проследить изменения в музыкальном языке, происходящие в разные стилистические эпохи и  понять изменение роли самого  жанра канона  в разные периоды истории. Хорошо заметны, прежде всего, изменения в сфере тематизма канонов. Характерной чертой произведений 15-17 вв. является зависимость  тематической структуры от  строения и смыслового содержания текста. Это хорошо видно в примерах их музыки Жоскина де Пре, Дж. Палестрины, А. Гумпельцхаймера, Дж. Перти, в мелодии которых отсутствует главная интонация – ядро  темы как основой дальнейшего развития. Повторение  музыкального материала здесь возникает лишь как результат повторения словесного текста.

В примере из музыки Д. Букстехуде можно наблюдать использование начального ядра в других отделах канона.  Но уже в музыке А. Лотти использование начальной интонации как главной становится нормой, оказываясь одним из условий существования утверждающейся тональной системы. Тем больше пищи для размышления дает материал канонов Г.Ф. Телемана, А. Кальдары, Дж. Мартини, и, конечно, сочинения  великих классиков Венской школы и их учеников и последователей.

Постепенно изменяется, расширяется и детализируется  тематика канонов. Изначально жанр канон воспринимался исключительно как основа религиозного текста – молитвы  или части мессы. Однако с течением времени наряду с молитвой его содержанием становятся земные чувства и впечатления, философские размышления, юмор и откровенная лирика. Канон  становится  одной из самых гибких и мобильных форм музыкального творчества, основанной на единстве образного смысла словесного и музыкального текста. В жанре канона могут передаться впечатления от созерцания природы, в тексте канона может содержаться дружеское приветствие, упрек, обещание, канон может служить эпиграммой или исполнять роль, которая в наши дни принадлежит фельетону.

Конечно, в курсах теоретических дисциплин наибольший интерес представляют вопросы музыкальной техники, позволяющей насытить гармоническое многоголосие живой интонацией и обеспечить логику смысловых отношений в звуковой и ритмической сфере, однако, знание содержания словесного текста помогает раскрыть подчас неожиданные и глубокие смысловые основы музыкального материала. Знакомство с музыкальным и словесным текстом канонов, созданных великими мастерами, помогает стереть хрестоматийный глянец с их портретов, чтобы увидеть трогательные черты живых людей, способных не только к нравственной проповеди и философским размышлениям, но и к шутке, иронии, сарказму, нежности, наделенных способностью ярко и остроумно реагировать на окружающее.

В большинстве случаев уже названия канонов могут дать представление о характере содержания текста, а анализ интонационного строя позволяет его уточнить. Там, где это возможно, каноны приводятся с оригинальным текстом, в других случаях – в  свободном переводе на русский язык. Кроме того, в комментариях приводится обобщенное содержание словесного текста.

Во всех случаях педагогам и студентам полезно попрактиковаться и найти собственное словесное оформление словесного текста.

№101 Членение  мелодии канона подчинено синтаксису словесного текста. Определенная трудность данного примера состоит в неквадратности синтаксиса, свободе ритмики, зависимой от слова, гибкости и постоянной смене тональных ориентиров – наследии модальной системы.

№102 Канон представляет фрагмент мессы, построенный на слова, стоящие в названии («просветли мой взор»). В основе мелодии миксолидийский лад.  

№103 Канон составляет часть мессы. Здесь легко проследить связь строения мелодии и текста. Следует обратить внимание на распев ударных слогов текста,  на точное или варьированное повторение мелодического рисунка при повторении текста, на особую значимость повторяющихся фрагментов. Интересна  также свободная ладовая переменность, традиционная для модальной системы.

№104 Модальная основа канона – дорийский  лад с устоем ре («первый церковный тон«). Вводные тоны к  звукам ре и соль рассматриваются как «случайные знаки», закрепляющие местные устои.

№105 Особенность канона – его неоктавная модальная основа: опорные тоны чередуются  через квинту сверху вниз (до-фа-си-бемоль), либо через кварту вверх (фа-си-бемоль-ми-бемоль).

№106 Канон имеет ясную тональную и гармоническую основу. Интересная особенность канона – наличие остинатного баса, дополнительно укрепляющего роль основного тона тоники.

№107 Музыкальный материал канона – типичный образец  утвердившейся в Европе  тональной системы, с ее активной ритмикой, утверждением сильных долей тактов, ясным тональным ориентиром, контрастом гармонических функций, смелым применением хроматизмов.

№108  Мелодика канона А. Лотти предвосхищает классические образцы активным использованием интонаций ядра и их последующим преобразованием. Привлекает внимание экономность интонационного материала, практическое отсутствие случайных, «одноразовых» мелодических оборотов.   

№109 Мелодика и синтаксис канона имеют происхождение из песенного жанра, как и ритмика, фактура и характер голосоведения.

№110 Мелодия наглядно и конкретно воспроизводит сцену дружеского застолья.

№111 Содержание молитвы – «Ах, Господи! Не наказывай меня в своем гневе! Будь милостив ко мне, ибо я слаб и жалок» – хорошо передается интонационным строем канона.

№112 Текст канона: «Господи! Как долго скрываешь Ты свой лик от меня!»

№113, 114 Содержание канонов ясно из их названий. Гармонический материал канона основан на зрелой тональной основе.

№115 Антонио Кальдара – плодовитый автор, писавший в разных жанрах, преимущественно связанных с церковной практикой. Однако он обращался и к темам, отражающим мирскую жизнь – об  этом свидетельствует данный пример.

В тексте канона интересны переклички, возникающие в соединении материала второго и третьего отделов канона.

№116 Содержание текста: «Ликуйте все, пойте громко, чтобы вторило эхо, благодарственную песнь Господу». 

№117 «Почему, почему ты озабочен? Взгляни на Господа и делай все с его именем».

№118 Ядром мелодического материала канона во всех отделах является один из основных вариантов темы креста.

№119 Содержание текста канона: «Господи! Язык опять произносит неискренние, бесполезные слова, и то, что им движет, не свято и лицемерно. И никто не знает пути Господнего».

№120 Один из примеров произведений А. Кальдары с мирскими сюжетами, поданными в юмористическом ключе. «Кальдара! – зовет она громко. Я не могу приготовить тебе еду, потому что его нигде нет» (имя композитора означает также горшок для приготовления еды).

№121 Текст канона: «Если вы не будете как дети, не попадете в царствие небесное».

№122, 123 Содержание текста канонов ясно уже из их названий. Мелодика №122 основана на одном из вариантов темы креста. Пропоста канона  №123 содержит три тематических элемента, последовательно отраженных во всех противосложениях.

№124 Текст канона: «Говорю тебе, люби того, кто любит, и радуйся вместе с ним».

№125 Текст канона: Три мудреца с копьями и шестами пришли к младенцу в хлев. Они принесли ему золото и мирру и говорили: «Он будет нашим спасителем». Последний отдел канона построен на варианте темы креста.

№126 Джованни Мартини, известный более под именем Падре Мартини – знаменитый теоретик, композитор и педагог, учитель В.А. Моцарта. Творчество его, наряду с религиозной тематикой, содержит немало обращений к мирской тематике разнообразного характера.

Текст канона № 126 – «Не спеши жениться. Некоторые думают, что получают в спутники ангела, а оказывается дьявол, да, дьявол».

№127 Канон – образец сентиментальной лирики 18 в. Содержание его текста: «Умер мой любимый соловей, пропев свою песню вечером в последний раз. О, горе, горе, плачьте вместе со мной, мои друзья!»

№128  Канон построен в характере комического речитатива: «Нет, нет, я этого не говорю! Нет! Нет! Нет! Я этого не говорю!»

№129 Текст канона:  «Злосчастный соловей, ты, который непрерывно жалуешься нежными звуками. Как же жестоко обходится с тобой судьба!» Мелодика канона ярко передает эмоциональный смысл текста.

№130 Эхо – один из образов природы, весьма органично возникающих в жанре канона, привлекал и привлекает внимание композиторов разных эпох.

Текст канона: «Эй! Так в лесу звучит эхо. Слышите его звук? Тра-ля-ля, тра-ля-ля!»

№131 И снова  образ эхо: «Ал-ло! Так в зеленом лесу звенит эхо,  и оно отзывается везде – и в горах, и в долине».

№132 «Самое желанное – петь и танцевать всегда вместе с тобой, моя любимая!» – таково содержание текста этого канона.

№133 Иосиф Гайдн, автор многих выдающихся произведений во всех жанрах, оставил заметный след и в этом жанре. Знакомство с его канонами раскрывает и уточняет  творческий облик композитора, обогащая его новыми чертами.

Музыка этого канона показывает нам Гайдна – философа, излагающего весьма убедительными музыкальными средствами содержание текста: «Кто такой свободный человек? Тот, кто не ищет внешнего блеска и славы, богатства и власти, кто стремится к истине и не живет чужой волей».

№134 «Да» и «Нет», вопрос и ответ – противопоставление этих понятий  передано в каноне И. Гайдна чисто музыкальными средствами – как противопоставление устоя и неустоя, тоники и доминанты, нисходящего и восходящего движения.

№135 Тринадцатитактовая пропоста этого канона содержит три различных тематических элемента, активное развитие которых проводится во всех противосложениях канона, создавая интересную и насыщенную драматургию гармонической ткани.

№136 Мелодия канона хорошо передает нравоучительный характер текста: «Вспомни, как часто в твоих речах окружающие замечают похвальбу своим умом и тщеславие. Это и возмущает, и мешает».

№137 Еще один нравоучительный канон с текстом: «Выслушай, девушка мою просьбу: пусть святая добродетель ведет тебя и направляет шаги твои по жизни».

№138 Текст канона: «Смерть это долгий сон, а сон – короткая смерть, которая облегчает тебе жизнь и кому-то помогает временно забыть нужду».

№139 Текст канона: «Тебе, чистая любовь, я хочу посвятить свою жизнь. Истинное счастье я нахожу только в тебе,  тебе одной».

№140  Текст канона И. Рейнхарда: «Истинная любовь та, которая не проходит, даже если от нее откажутся».

№141 Канон использует текст 136 псалма.

№142 В  канонах В.А. Моцарта особенностью мелодии является простота и одновременно яркость мелодического рисунка, построенного на постепенном «завоевании»  каждого тона опорной гармонии.

В  оригинале Название канона звучит более выразительно – «Drinkkanon».

№143 Предельная простота опорной гармонии сочетается с необыкновенно ярким способом ее показа: каждый тон тоники «поет своим голосом», в своем ритмическом рисунке и регистре. Текст канона: «Все молчит, только соловьи сладкими мелодиями вызывают слезы на глазах, тоску в сердце».

№144 Текст канона: «Да здравствует день, сменивший ночь, солнечные лучи освещают луга и рощи».

№ 145 Текст канона: «Идите сюда и пойте. Но петь надо чисто и звонко, не кричать и не хрипеть. Тра-ля-ля – ах, это звучит так прекрасно!» Ядро темы в этом каноне опирается на один из вариантов темы креста.

В этих  шестиголосных канонах  голоса опираются на мелодику инструментальной природы. Короткий интервал имитации и яркий контраст мелодического рисунка и ритма разных отделов канонов создает характер гармонии, типичный для оркестровой ткани Моцарта.

№146 Текст канона имеет откровенно юмористический характер и построен на пародировании сложных немецких фамилий «Дорогой Фрайштедтлер, дорогой Гаулимаули, дорогой Штахельшвайн, куда вы пошли? К Финто или к Скулетти? Ай, ни к том, ни к другому! Господин Лимеенфельд пошел к Китча».

Музыкальный материал поражает легкостью, полётностью,  с которой Моцарт раскрывает богатство и сложность такой простой гармонии, как тоника Ре мажора. В этом смысле очень полезно сопоставить музыку Моцарта с канонами А. Сальери, также построенными на одной опорной гармонии (см. примеры № 150, 151).

№147 Молитвенный текст канона прекрасно раскрывается музыкальными средствами.

№148 Текст канона: «Веселый нрав и легкая кровь радуют сердце и поддерживают бодрость. Заботы уходят далеко, ничто не омрачает сердца».

№149 И музыкальный, и словесный текст канона построен как диалог:

–  Идемте в Пратер, идем к Петрушке!

– Петрушка заболел, медведь сдох. Что нам без них там делать? Там грязно». (Пратер – парк в Вене, в котором располагались цирк и зверинец).

№150 Текст канона: Прочь все, кто не хочет, чтобы люди смеялись».

№151 Музыкальный материал канонов А. Сальери опирается на гармоническую основу, имеющую слишком простой, если не примитивный характер. Ее не может обогатить и лишь утяжеляет  необыкновенно пестрый мелодический рисунок канона № 150. Текст канона: «Хвала этому напитку, хвала нашему  счастью!» Полезно сравнить эти каноны с канонами Моцарта.

№152  Автор канона знаменитый Луиджи Керубини. Предельно  отточенная мелодика Керубини в стиле bell canto и замечательная контрапунктическая техника сочетаются в его канонах с яркой характеристичностью образов.

Предложенный текст канона  сочинен учениками школы «Лад». В  оригинале  он называется «Эхоканон» и воспроизводит отзвуки эхо.

№153 Канон в юмористической форме отражает впечатления от   педагогической деятельности Керубини, возглавлявшего на протяжении многих лет Парижскую консерваторию и пользовавшегося заслуженным уважением в музыкальном мире. С большим почтением относился к нему Л. Бетховен. Текст канона построен на принятой  в то время в Европе (и сохраняющейся до сих в ряде стран) практике относительной сольмизации.  Согласно этой практике звуки в любой тональности обозначались слогами «doremifasolati», соответствующим ступеням мажорной  гаммы.

№154 Пример великолепной контрапунктической обработки гаммы, идущей целыми нотами.

№155 В тексте канона содержится обращение к возлюбленной: «Как же это случилось, Хлорис, что ты обманула меня, а теперь просишь простить тебя, обманщицу!»

№156 Содержание текста канона: «Кто это спрашивает о времени? Если ты живешь по часам, иди домой и забудься сном от горя, что ты так долго не вспоминал о них, бедняга. А мы будем петь, и радоваться, и к черту все эти «скорее!», «скорее!», «ещё скорее!». Мелодика канона хорошо передает эти возгласы в тактах 2-4 всех отделов.

№157 Текст канона: «Почему ты печальна, мое сердце? Доверься Богу, который создал все на Земле – Он поможет во всякой печали, твой Бог».

№158 Текст канона: «Все заботы, сокровище мое, я беру на себя. Выслушай меня и не спрашивай ни о чем. Вопросы лишь приносят мучения. Ты должна смеяться и радоваться, а о заботах забудь».

№159 Этот канон – еще один пример использования образа эхо в музыке.

№160 Текст канона: «Почему, звезды, вы так холодно смотрите вниз? Никто ни здесь, ни там, не любит вас так горячо, как я».

№161 Текст канона: «Мое сердце по-прежнему в цепях былой любви, несмотря на печали и боль, я верен ей вечно».

№162 Каноны Л. Бетховена составляют небольшую, но очень важную страницу его наследия, в них раскрываются не только особенности его оригинального музыкального языка, но и неповторимые черты личности композитора – склонность к юмору и иронии в сочетании с эмоциональной яркостью и философской глубиной.

«Привет Мельцелю» – дружеское послание изобретателю метронома: «Будь здоров, Мельцель, повелитель времени!». Материал канона в дальнейшем использован в 8-й симфонии. 

№163 Мелодия канона построена на теме BACH (зашифрованное имя Баха, одна из «нотных» тем, вариант темы креста). В тексте  ироническая трактовка фамилии композитора Ф. Кулау, ученика Бетховена (hl – «прохладно», niht lau – «не тепло»).

№164 Текст канона – неоднократно повторенная фраза  «Пусть будет, пусть будет, да, да, да, да!»

№165 «Я Хоффман, а не Хофман!» – Бетховен иронизирует над спесью Хоффмана, противопоставляя короткую гласную в фамилии  Хоффман и длинную – в фамилии Хофман.

№166 Текст канона: «Боль коротка, а радость вечна». В пропосте и во всех противосложениях сопоставляется «болезненная» интонация первых четырех тактов, в которой подчеркнуты низкие ступени,  и последующий распевный одиннадцатитактовый мотив, основанный на светлых, высоких ступенях Фа мажора и символизирующий радость.

№167 Скороговорка нотного текста хорошо передает иронический совет Бетховена:  «Говори, говори, говори, если речь идет о друге, говори, говори, говори, если говоришь с красавицей, говори, говори, говори…».

№168 Текст канона содержит обращение к фрау Дель Рио: «Пусть у тебя не будет ни счастья, ни здоровья».

№169  Фридрих Кулау, один из учеников Л. Бетховена, использовал жанр канона в качестве комментариев к острым ситуациям, возникающим в обществе, одной из которых была ведущаяся в его время война Австрии с Турцией.  Текст этого канона, как и нескольких других – отражение иронического отношения композитора к турецкому султану: «Да здравствует великий Султан! Он ел, пил, и ему нравились еда и напитки. Возблагодарим же Господа за  это». Музыкальный текст, своей подчеркнутой, преувеличенной напыщенностью, хорошо иллюстрирует композиторскую иронию.

№170 Текст канона: «Слава тому человеку, который способен рассмешить – его любит весь свет».

№171 Текст канона: «Охотно смеются иудеи, христиане, юристы, софисты, эгоисты, артисты. Смех властвует над ипохондриками. Кто не смеется, того терзают мучения, сомнения, скука».

№172 Еще один канон Кулау, дающий иронический портрет Султана: «Птички, пойте песню наслаждения! Скалы, радуйтесь!  Кланяйся, утреннее солнце! Идет Султан во всем своем великолепии!»

№173 Текст канона: «Если тебе удастся рассмешить дракона, стерегущего сокровище, то оно – твое».

№174 В этом примере Кулау использует жанр канона для иронической полемики с поклонниками тогдашней «поп-музыки», отвергавшими серьезное искусство:  «Ах, музыка Керубини уж очень хроматична. Мне больше нравятся мелодии Хинце и Кунце – они словно чистая вода». При этом последний отдел канона (без текста) предлагалось свистеть. В мелодии канона сопоставляются изысканные хроматизированые интонации в стиле Керубини и примитивные обороты, повторяющие звуки доминанты и тоники.

№175 Еще один иронический выпад Кулау по поводу Султана: «Султан проснулся! Его обрадовала бы твоя улыбка, так смейся, пока слезы не потекут из глаз».

№176 К.М. Вебер написал этот канон на собственные слова: «Девушка, ах, девушка, избегай мужской лести! Ласковые слова усыпят тебя, и скоро, очень скоро ты  раскаешься, что слушала их, поверь мне, девушка».

№177 Мориц  Хауптман – создатель большого  числа  удобных для пения канонов на простые и радостные по содержанию тексты, которые сохраняются в педагогическом репертуаре разных стран.

Текст канона: «Сюда! Пойдем  гулять в зеленом лесу и петь, и петь, чтобы эхо громко отзывалось на наши голоса».

№178  Франц Шуберт также отдал дань общему увлечению канонами, вложив свой неповторимый романтически-философский вклад в этот жанр. Текст канона: «У времени три походки: неуверенно приходит будущее, стремительно улетает настоящее и вечно спокойно стоит прошлое».

№179 Канон Шуберта рисует романтический пейзаж: «Золотой свет заливает рощу,  Волшебное мерцание мягко освещает заросшие кустами развалины Вальдбурга».

№180 Ещё   один пример произведения на канонический текст, содержащего романтическое преломление традиционного образа.

№181 И словесный текст и музыкальный материал канона  Шуберта рисуют соединяющиеся в душе человека яркие, но противоположные эмоции: «Бесконечная радость переполняет сердце. Нет названия этой скорби. Такое нежное восхищение можно сравнить с болью».

№182 Текст канона Роберта Шумана: «Выпить мне дайте! Законов мироздания не изменить, но можно о них забыть под звон бокалов. Выпить мне дайте, выпить мне дайте».

№183 Текст канона: «Пусть не смолкают звуки лютни и звон бокалов, пока юность празднует здесь вместе с нами! Когда карнавал закончится, начнется пост».

№184 Сравнительно немногочисленные каноны Иоганнеса Брамса, как и его фортепианные миниатюры, сохраняют свою лирико-философскую направленность. Текст канона «Тоска»: «Я не знаю, о чем в роще воркует голубь. Может быть, он печалится о том, что моя душа ждет друга, который не может найти путь ко мне?»

№185 Весьма выразительные вопросительные интонации речевой природы – основа мелодики этого канона  И. Брамса, как и многих фортепианных и вокальных миниатюр композитора.

№186 Юлиус Шпенгель – автор множества канонов, посвященных тематике детства и часто имеющих нравоучительный смысл. Канон «Утренняя заря» написан на текст Юстиниуса Кернера: «Утренняя заря, чудесно освещающая  небо – ах, ты всего лишь знак того, что пойдет дождь. Как часто то, что восхищает, приносит горе и нужду! А тысячи людей радуются утренней заре».

№187 Мелодия  канона Арнольда Мендельсона  построена на характерных фанфарных интонациях трубы, а остинатный бас воспроизводит артикуляцию тромбона.

№188 Канон Г. Кереньи – одна из многих попыток включить слоговые названия звуков в состав слов, представляющих широкоупотребительные музыкальные термины. При этом мелодический рисунок, на котором строится каждое из этих слов, помогает  раскрыть смысл этих терминов.

№189 Канон Пауля Хиндемита воспроизводит приемы, типичные для старинной модальной техники, с ее переменностью устоев и вариантностью позиций ступеней. Не способствует утверждению единственного и главного тонального ориентира и свободная смена метрических акцентов.

№190 Текст канона А. Мендельсона содержит ряд  важных музыкальных терминов, определяющих полифоническую технику.


СТУДЕНЧЕСКИЕ КАНОНЫ

В этот раздел сборника вошли образцы канонов, созданные студентами младших курсов теоретического отделения училища им. Гнесиных. Увлечение канонами и желание самим написать их возникло после знакомства с образцами этого жанра на уроках теории и гармонии, еще до прохождения курса полифонии. Конечно, в содержании канонов отразились и впечатления юных музыкантов от изучаемой музыки, и житейские трудности 90-х годов прошлого века, которые им пришлось пережить, так похожие на нынешние проблемы, и другие переживания их юности.

Все юные авторы, за редким исключением, избрали профессию музыканта, но не обязательно теоретика.

№191 Канон «Песня» сочинен студенткой фортепианного отдела М. Девочкиной, успешно закончившей училище, но затем продолжившей обучение в МГИМО. Мелодика канона показывает близкое знакомство с русской протяжной песней.

№192 Автор канона В. Зубов закончит теоретическое отделение училища и фортепианный факультет Академии им. Гнесиных. Ныне работает концертмейстером и педагогом фортепиано.

№193 Автор канона Алла Кессельман написала его на первом курсе училища, куда она поступила после окончания школы «Лад». После училища закончила композиторский факультет Московской консерватории и в настоящее время продолжает обучение в одном из университетов Германии. Музыка А. Кессельман неоднократно звучала на разных зарубежных фестивалях.

№194 Автор канона – стажер из Вьетнама Данг Ань Нгуэт, посещавшая занятия в группе теоретического отдела.

Канон построен на традиционном национальном интонационном материале.

№195 Автор канона студент-теоретик Николай Полубояров после выпуска из училища окончил композиторский факультет Академии им. Гнесиных. В Настоящее время преподает композицию в ДМШ.

№196 Автор канона Артем Васильев после окончания училища закончил композиторский факультет Московской консерватории, заинтересовался электронной музыкой, прошел стажировку в Лондоне и в настоящее время работает преподавателем в Королевском Лондонском музыкальном колледже.  

№197 Музыкальное содержание канона говорит о широком круге музыкальных интересов Артема Васильева и хорошем чувстве стиля.

№198,199 Автор этих канонов Наталья Чеботарева после окончания теоретического отдела училища закончила композиторский факультет и аспирантуру Академии им. Гнесиных. В настоящее время занимается педагогической работой. Переехала на ПМЖ в Европу.

№200 Елизавета Сюткина, автор канона, после окончания училища продолжила учебу на теоретическом факультете Московской консерватории. В настоящее время живет в США. В качестве основы тематизма канона взята побочная тема I части Второго концерта С. Рахманинова. Конрапунктический материал по своей интонационной природе также близок к взятой теме.

№201 Музыкальный материал канонов Юлии Кажарской демонстрирует интерес автора к разнообразной модальной технике. Узнав о существовании неоктавных (квартовых, квинтовых) ладов, пытливая девушка попробовала силы в такой непривычной  структуре, и получила интересный результат.

После окончания училища Юлия продолжила обучение на теоретическом факультете Московской консерватории, после выпуска работала педагогом ЦМШ. В настоящее время живет и работает в Испании.

№202 Канон «В восточном стиле» также построен на неоктавных (в данном случае – квартовых) ладах с увеличенной секундой внутри тетрахордов. Интересно, что пышная, «цветистая» мелодика канона не содержит никаких случайных, «одноразовых» интонаций.

№203 Канон на тему «Звонили звоны» интересен тем, что кроме проведения темы во фригийском ладу от «ми» здесь во втором и третьем отделах возникает ее проведение в дорийском ладу «ре». В каноне практически нет случайных интонаций, все новые обороты – варианты исходного материала.

№204 Канон «Зима» создан Д. Степановичем на собственные слова. Музыка канона хорошо иллюстрирует содержание текста, рисунок мелодии создает зримый образ поникших под снегом ветвей.

Способность  юного композитора к столь обостренному восприятию мелодической пластики связана с его занятиями вокалом. После окончания теоретического отдела училища Д. Степанович поступил на вокальный факультет Московской консерватории. В Настоящее время он солист оперной труппы театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, лауреат конкурса им. С. Рахманинова (I премия).

№205  Фрейлехс – радостный, праздничный еврейский танец. Канон первоначально назывался «Привет друзьям-евреям». Ладовое строение мелодики, ее рисунок, ритм в сочетании с фортепианным остинато воспроизводят характерные черты музыки клезмерских ансамблей.

№206 Очереди – двойной канон Д. Степановича. Его содержание – довольно точное отражение переживания молодого человека в период на грани 80-х и 90-х годов. Канон отличается вполне взрослой техникой, обе темы рельефны и хорошо дополняют друг друга.

СЛОЖНЫЕ КАНОНЫ

№207  Пропорциональный канон, в котором оба голоса начинают изложение темы одновременно, однако  риспоста проводит материал пропосты в двойном увеличении.

№208 Канон из «Музыкального приношения» И.С. Баха, в котором риспоста представляет ракоходный вариант пропосты, начинающийся одновременно с ней.

Одной из традиций, имеющих длительную историю, была своеобразная зашифрованная запись таких канонов, представленная здесь: для прочтения риспосты нужно было перевернуть нотный лист или  читать ноты  в обратном порядке — на это указывает расстановка ключей в оригинале И.С. Баха, приводимом здесь.

№№209, 210 Здесь представлены примеры кводлибетов – особого жанра канонов, основой которых бралось сочетание нескольких различных, до этого самостоятельно существовавших тем, например, народных песен или других популярных мелодий, или присочинение собственных контрапунктов к известным мелодиям.

Пение кводлибетов было одним из любимых занятий семейства Бахов. Великий И.С. Бах завершил цикл Гольдберг-вариаций кводлибетом, построенным на сочетании темы арии и народной песни про репу и капусту.

Примеры 209 и 210 представляют такие двойные каноны, образованные сочетанием  разных народных песен.

№№211, 212 Два четырехголосных двойных канона религиозного содержание демонстрируют яркую контрапунктическую технику Падре Мартини.

№ 213 Двойной четырехголосный канон Падре Мартини на текст «Звонкий звук гитары».

№214 Канон И. Гайдна демонстрирует его замечательное контрапунктическое искусство, позволяющее звучать тексту и в прямом и в перевернутом виде.

Словесный текст, имеющийся в оригинале, представляет палиндром – он тоже может читаться и слева направо, и в обратном направлении.

№215 Четверной, 12-голосный канон В.А. Моцарта. Текст существует в различных и несовпадающих вариантах – итальянском, испанском, немецком.

№№216, 217 Каноны Г. Бертона могут исполняться отдельно, как два простых четырехголосных канона, так и совмещаться в двойном восьмиголосном каноне.

№218 Двойной четырехголосный Канон Г. Эрпфа «Песнь Океанид» (на текст Г.Гейне) представляет первоначальное соединение двух тем, имеющих квинтовое соотношение устоев и их производное соединение в октавном контрапункте.

№219 Четверной, 16-голосный канон Г. Грабнера – наиболее сложный по технике из представленных в нашем сборнике.

№220 Заключительный аккорд сборника – прекрасный двойной канон И. Брамса на тему в прямом и обращенном виде. Текст канона: «Красота на Земле будет существовать, пока твои глаза будут ее видеть, и если ты не отречешься от любви».

 

 

Andre Johnson Authentic Jersey 


SAPE ERROR: Нет доступа на запись к файлу: C:\sites\valentin-sereda.ru\wp-content\themes\v3\images\cache\6d44ba3cd7a35a0a4cb499912c5ab2be/links.db! Выставите права 777 на папку.